Боевые насекомые на службе авиации

  • Поделиться в facebook
  • Поделиться в twitter
  • Поделиться в google +
  • Поделиться в pinterest
Боевые насекомые

Боевые насекомые

Военные Америки и Израиля разрабатывают системы контроля поведением и движением насекомых. Похоже, что создание боевых насекомых – задача несколько проще, нежели пытаться создать искусственные летучие аналоги военного назначения.

Первые эксперименты с Micro Air Vehicle (MAV) были организованы ЦРУ в начале 70-х годов. В музее ЦРУ в Лэнли до сих пор хранится образец летающей механической стрекозы. Главным предназначением стрекозы был шпионаж. Источник энергии для данного летательного аппарата до сих пор является засекреченной информацией.


Три типа микро беспилотных летательных аппарата. Инженеры используют небольшие вертолеты и БПЛА в лаборатории для разработки программного обеспечения

Сведения о роботах-насекомых начали просачиваться в прессу в 2007-2011 годах. По некоторым сообщениям, подобные аппараты снабжались энергией дистанционно лазером, при этом фюзеляж использовался в качестве антенны для сбора энергии. Подобная схема имеет очевидные ограничения – полет на сотни километров внутрь вражеской территории технически невозможен. В то же время, полицейское применение вполне реально и перспективно.


Лейтенант ВВС США Грег Санбдек подготавливает микро беспилотник к летным испытаниям

В американской прессе, начиная с 2004 года время о времени появляются сообщения о том, что в больших городах некто увидел робонасекомое, висящее над бойкой улицей или даже летающее в каком-нибудь зале заседаний. В июле прошлого года ряд западных СМИ опубликовал статьи и фотографии об экспериментах на авиабазе ВВС США Райт-Паттерсон в Дейтон, Огайо. Лаборатория базы создает разные виды MAV’s целью которых является “обнаружение, слежение и наведение на врага в сложном урбанистическом окружении”.

Эксперименты возглавляет доктор Грегори Паркер. Его подчиненные создали несколько видов очень маленьких вертолетов и дронов, которые испытываются в комнатных условиях.


Лейтенант ВВС США Грег Санбдек и директор лаборатории Грегори Паркер наблюдают за испытательным полетом микро беспилотника

В 2009 пресс-релиз Пентагона заявил о создании “пчелы-киборга”, которой можно управлять с помощью лэптопа. Сообщалось о возможности контролировать взлет, полет и посадку пчелы, стимулируя различные участки мозга. Контроль осуществляется путем стимуляции базилярных мускул, заставляющих то или иное крыло работать сильнее. Вживленная в пчелу систему состоит из нервных и мускульных стимуляторов, микробатареи, микроконтроллера и приемопередатчика. Система вживляется в пчелу, когда она находится еще в куколочном состоянии. Эксперименты проходили на трех видах крупных камерунских пчел в университете Беркли, Калифорния. Самая маленькая пчела, использовавшаяся в экспериментах – 2 см длиной.

9 апреля 2012 года газета “Гаарец” опубликовала обзор экспериментов с насекомыми в аэродинамической лаборатории технического университета Технион в Хайфе. Проект финансируется вооруженными силами США. Целью является дистанционный контроль за движением насекомых, как будто они – механические средства передвижения.

Вместо того, чтобы конструировать микро-самолет, длина которого не превысит несколько сантиметров, исследователи решили воспользоваться преимуществами, которые дают им 300 миллионов лет эволюции. Глава проекта, профессор Даниэль Вайхс, недавно работавший генеральным директором израильского министерства науки и технологий объясняет: “Для того, чтобы создать дроны в масштабах насекомого, вам нужны сложные системы мониторинга и контроля, а также необходим источник энергии для полета”. Вайхс не готов раскрывать подробности своих исследований, и даже целей их проведения. Он говорит, что сам толком не знает, какое конкретное применение им найдут военные.

Кроме Вайхса, которого газета называет “пионером аэронавтики насекомых”, в проекте занят доктор Галь Рибак и группа ученых тель-авивского университета. Аэродинамическая лаборатория Вайхса не похожа ни на одно подобное заведение в мире. В ней не найти ни одного образца самолетного оборудования. Вместо этого она наполнена аквариумами и ящиками, наполненными мухами, кузнечиками, пчелами, а также ведрами с растениями, на которых сидят стрекозы. В центре лаборатории стоит симулятор полетов – длинная труба с вентилятором. В нем висит кузнечик, яростно борющийся с создаваемым вентилятором лобовым ветром.

На превом этапе исследователи изучили все малейшие движения, связанные с полетом насекомого. С этой целью в симулятор были установлены две камеры, записывавшие каждое движение мускулов летящего насекомого. В дополнение к этому сенсоры, вживленные в разные части тела насекомого, передавали электрические сигналы, получаемые во время полета. Это позволило ученым идентифицировать все импульсы, связанные с полетом.

Следующим этапом они “перевели” движения насекомого во время полета на язык кода, состоящего из электронных сигналов. Пользуясь этим кодом, они могут посылать сигналы мускулам насекомого и принуждать его к движению в желаемом направлении. Вайхс говорит: “Мы создали карту, которая показывает, что если сигнал А послан мускулу В насекомого, оно повернет вправо, если я введу С в мускул D, оно повернет влево”. Статья констатирует, что в мире есть пять лабораторий, занимающихся экспериментами подобного рода. Наиболее успешной считается лаборатория университета Мичигана. Там ученым удалось создать систему контроля над насекомыми издалека, и на протяжении длительного отрезка времени. В Хайфе исследователи могут контролировать насекомых на протяжении нескольких минут.

Доктор Рибак говорит: “Самое важное – не только дистанционный контроль. Главный вызов – заставить насекомое полететь в нужный нам момент, сделать то, что нужно нам, с нашим минимальным вмешательством – только тогда, когда это необходимо”. По признанию Рибака, эксперта в биомеханике, до настоящего момента добиться этой цели не удалось. Пока что не удалось также добиться того, чтобы насекомые поворачивались влево или вправо по команде.

На вопрос о том, страдают ли жертвы его экспериментов Рибак ответил: “Я не знаю, и я не думаю, что кто-то с уверенностью может сказать, что знает. Мы тут не занимаемся хирургией. По сравнению с экспериментами над животными то, что делаем мы – детская игра”. Вайхс говорит: “Хельсинкская конвенция о защите прав животных не распространяется на насекомых. После имплантации электродов насекомое не должно чувствовать какой-то боли, так как электрические сигналы ничем не отличаются от тех, что порождает жизненный процесс самого насекомого. Мы просто говорим ему, когда нужно сделать то или иное движение, пользуясь этими сигналами”.

www.microdrones.com

А что вы об этом думаете?

  1. Оставьте свой комментарий, Ваше мнение для нас очень важно.

Ваш комментарий:

Поля обозначенные как * требуются обязательно. Перед постингом всегда делайте просмотр своего комментария.


(не публикуется)