Образование будущего

  • Поделиться в facebook
  • Поделиться в twitter
  • Поделиться в google +
  • Поделиться в pinterest
Образование и будущее

Образование и будущее

Шестой технологический уклад, который развивается в мире уже несколько лет, должен основываться на энергии сетей и ансамбле частиц. Но, как это у нас обычно бывает, мы чуть-чуть опаздываем, однако наши перспективы лучше, чем у многих развитых стран.

Мы находимся сейчас в пятом техноукладе, при котором общество базируется на энергии информации. Соответственно, современная система образования — это тот первичный инструмент, с помощью которого должны обучать обрабатывать информацию.

Когда в мире происходит инновационный скачок — смена экономических укладов, геополитические сдвиги, которых не было уже лет четыреста, — то происходят такие изменения, которые свести к изменениям предыдущей сущности невозможно. Например, попробуйте ответить на вопрос: сколько реальных лошадей в двигателе внутреннего сгорания 100 лошадиных сил? Ответ: ни одной!

С возникновением двигателей мы перешли в совершенно иную систему измерений. Возникающая сущность стала совершенно другая, измерить ее по старинке, опираясь на наши прежние представления, не удастся.

Слава богу, на Западе этот вопрос тоже не решен, он забалтывается наличием больших денег и нагромождением электронных технологий. Главный вопрос — что такое образование, зачем оно нужно? — не решен. Люди, получившие современное образование, неконкурентоспособны. А система образования отдельно от конкурентоспособности невозможна.

Какова сегодня компетенция выпускаемых вузами специалистов? За последние 20 лет срок компетенции сократился с 30 до 5 лет. Если раньше вы, приобретая какую-нибудь специальность (компетенцию), были уверены, что практически всю трудовую деятельность она будет нужна, то теперь студент-первокурсник приходит в университет, и в этот момент его специальность в мире максимально востребована. Через 5 лет выпускник вуза приходит к тому, с чего начал: его специальность только что умерла, и он как специалист становится больше не нужен. Соответственно, до того, как начать обучать людей, вы должны понять, что происходит в мире и каковы перспективы развития той или иной компетенции. Вам нужно создать из этого понимания концепцию и теорию, разработать курсы будущего, утвердить их в министерствах, и это при том, что ничего из предыдущих систем образования вы вынести не можете.

Для того чтобы создать адекватное образование, в сфере обучения должна быть настроена непрерывная электронная действенная среда, которая будет работать в режиме онлайн. Например, представьте: у вас есть симулятор управления металлургическим комплексом, на котором одновременно учатся студенты и работают технологи этого металлургического комплекса. На нем задействованы все кафедры университета: экономическая физика, теоретическая физика, математика, электроника, сопромат… Теория в полной мере сплетена с практикой. Если вносятся какие-то изменения — образовательная программа сразу изменяется. Университеты меняют базу, если она становится неконкурентоспособна и не может обеспечивать их суперсовременной образовательной программой. Таким образом, формируется пространственно-временной континуум, при котором обучение, производство и наука взаимодействуют друг с другом в режиме онлайн, с мгновенной передачей данных.

Сегодня, в современных экономических условиях нам необходимо обратить внимание на образование профессионалов 55-60 лет. Сейчас они возглавляют российские концерны, оборот которых составляет, допустим, 5 млрд. долл. при норме 15 млрд. Если на обучение этого человека потратить 50 млн. долл., он буквально в следующие два года принесёт прибыль в 2-3 раза больше. Зачем сейчас, в кризис, тратить деньги на людей, которые в лучшем случае через 5 лет только закончат вуз, а еще через 5 достигнут хоть какой-то управляющей должности?! К этому моменту все наши рынки умрут.

Если мы говорим об экономике знаний, то должны учитывать и наличие сырья, и способы переработки этого сырья, и качество получаемого продукта, который должен приносить прибыль. Мы живем в информационном обществе, где на 6 порядков, то есть в миллион раз вырос объем информации. В 1991 году компьютеры были с жестким диском 1 Мб. Это было гигантское хранилище. Сейчас домашний ноутбук рассчитан на терабайт информации, и есть еще дополнительные диски. Это говорит о том, что общество информации начало производить беспрецедентное количество информации.

У нас появилось новое сырье, по масштабам превосходящее нефть и уголь, но мы не умеем его перерабатывать. Этому надо учиться. Обучение предполагает: первый уровень — получение данных; второй уровень — сравнение данных, синтез информации; третий уровень — создание научных паттернов, того, что мы называем научными знаниями; четвертый уровень — компетенции, научные знания, теоретически примененные в реальной жизни, в экономической и социальной реальности. Здесь учитывается и методология — когда вы в компетенциях разных индустрий вдруг находите общее, и аксиология — система ценностей.

Для экономики знаний важен когнитивный капитал, поскольку человек — это единственная структура, способная хранить большую информацию и обрабатывать ее. Этот капитал конечен, именно поэтому существуют специализации самой разной сложности. Инженеры по отношению к рабочим — это люди, у которых когнитивная емкость гораздо больше. Генеральный конструктор — это человек с беспрецедентным когнитивным капиталом.

Для производства одного самолета нужен один гений (генеральный конструктор) и десять «почти гениев», работающих с ним. Если самолет состоит из 2 миллионов компонентов, то корабль — из 5 миллионов, авианосец — из 50 миллионов, из скольких состоит космическая станция — даже не берусь сказать.

В 70-е—80-е годы когнитивный капитал общества закончился. Развитые страны отправили в университеты людей, не способных вообще ни к какому мышлению, с когнитивным капиталом чернорабочего. В результате они не стали инженерами, и в странах начался социальный кризис.

Сегодня две мировые суперкомпании, обеспеченные лучшими инженерами, сделали два коммерчески-недееспособных самолета, опоздав с их выпуском на четыре года. Это не что иное, как серьезный кризис инженерной аксиологии. Мы должны начать выстраивать другую аксиологию конструирования. Как было раньше? Какой бы ни был разнообразный конструктор, в результате получался жестко оговоренный конечный продукт, причем того производителя, который выпустил этот конструктор. Сможем ли мы теперь сделать конструктор с открытым кодом, для которого запчасти всех других конструкторов бы подходили, допустим, используя специальные переходники? Это сложная задача, но ее нужно решить.

Семантика систем говорит, что все системы одинаковы, они созданы по одному своду законов. Господь Бог не мог создать отдельно химические, технологические, информационные, социальные, биологические системы. Семантика подразумевает, что мы можем найти синонимичные или антонимичные системы, и одна из версий, что в человеческом обществе есть два типа эволюции: один — биологический, где скорость невысокая, второй тип — информационная эволюция… Вы не можете иметь социум, не имея информационной эволюции, информационных связей. Это взаимоувязанные вещи. Я говорю именно про информационную, а не социальную эволюцию, так как животные тоже собираются в стаи и муравейники, но, тем не менее, они с точки зрения информации не эволюционируют с такой скоростью, как человек.

Ресурсы — всегда дефицит. Поэтому ничего неполезного системы не создают, они не могут себе этого позволить. Если что-то выделяется — искусство, наука или образование, — то у этого направления есть серьезнейшая функциональная польза. Это аксиома, которую мы зачастую не замечаем. Возьмем гуманитарные науки. Технари мне говорят, что это вообще не науки, там нет четкости, строгости, присущей настоящей науке. Но посмотрите на квантовую физику. Она неопределенна, размыта. И потом, каждый гуманитарий знает, насколько сложны гуманитарные аспекты.

Гуманитарные науки с самого начала занимались столь сложными понятиями, что к ним первоначально невозможно было подобрать математический и философский аппарат! Только после того, как мы создали электронный мир, начали заниматься искусственным интеллектом, проблемой передачи информации и так далее, мы поняли, насколько биологические системы сложнее технологических и информационных, а социальные, которые выше биологических, еще на порядки сложнее. Весь мир сейчас ополчился против гуманитарных наук, а между тем наступает их время. Проблема гуманитариев в том, что они говорят старым языком, их перестали понимать. Их речь надо технологизировать, усовершенствовать.

Мы говорим о понятии «экономика знания», но знание — это литературный термин, не научный и не технологический. Знание священно, мы не можем его использовать, перерабатывать и так далее. Кризис образования в мире начался с возврата к знаниям. До 40% выпускников в Европе, особенно гуманитарных специальностей, не могут выплатить кредиты за обучение. В Америке растущий долг студентов по кредитам сегодня составляет примерно 1,3 трлн. долл. Есть люди, которые окончили университет 20 лет назад, и до сих пор не могут выплатить кредит, потому что их работа не соответствует квалификации. Система нам говорит: если ты такой обученный человек — покажи возвратные инвестиции. Чтобы уйти от краха, надо уйти от знаний и вернуться к системам.

Цель системы — устойчивость. В динамике — адаптивность. Система живет и устойчива, если она адаптируется к изменению внешней среды. Если она адаптируется со скоростью внешней среды, то это значит, что она находится в стабильном состоянии. Когда она адаптируется быстрее внешней среды — мы наблюдаем экспансию системы. Если медленнее — деградацию.

Если опираться на эти постулаты, то получается, что знания — это информация об энергоэффективном поведении. Современные знания начинают носить вероятностный характер: вчера они еще не были знанием, а были просто информацией… Исходя из этого определения, обучение — это изменение поведения в результате полученной информации. Сдача в институте экзаменов после курса — это краткосрочное узнавание информации. Сможете ли вы через 10 или 15 лет эту информацию применить, даже если когда-то за ее знание получили высший балл? Если ваше поведение вследствие полученной информации не изменилось, то нет.

Сергей Хапров

А что вы об этом думаете?

  1. Оставьте свой комментарий, Ваше мнение для нас очень важно.

Ваш комментарий:

Поля обозначенные как * требуются обязательно. Перед постингом всегда делайте просмотр своего комментария.


(не публикуется)